Препъ

Вступление

Взлом мейнфрейма СОБЧАКНЕТ. Зачитывание секретную инаугурационную речь Собчак (которую я, возможно, напишу уже после подкаста). Представляемся. Объясняем причины задержки. Совет Ксении: смени фамилию.

Red Unit

http://taskandpurpose.com/taliban-red-unit-commandos-m4s-killed-scores-afghan-troops-week/

The commandos belong to an elite Taliban task force dubbed the “Red Unit,” which Afghan authorities say is better outfitted than most government units, including the ones they targeted this week. The enemy operators are also employing tactics rarely before seen used by insurgents in the country.

“They have their own mobile special forces unit which is equipped with lasers and night-vision gear, and they are attacking check posts and bases and then leaving the area as quickly as possible to avoid airstrikes,” Qudratullah Khushbakht, spokesman for the governor of Kandahar Province, told The New York Times. The article also notes that Red Unit commandos often ride into battle aboard Ford Ranger police pickup trucks or armored Humvees to confuse Afghan troops into thinking they are friendly forces.

The commandos’ gear and tactics raise the troubling prospect that the Taliban is receiving equipment and training from wealthy foreign powers — including Russia, with whom President Donald Trump is seeking to forge a strategic alliance.

Members of the Red Unit are known to sport what The New York Times described as “Star Wars-like headgear” affixed with night-vision goggles that are Russian-built. Their M4s are adorned with laser pointers and expensive telescopic sights believed to have been manufactured in either Iran or Pakistan. The only forces in the region that are issued comparable high-tech gear are the Afghan government’s most elite forces, and their equipment is all American-made.

Those facts cast serious doubt on the Taliban’s claim that the Red Unit’s equipment has been taken from the police bases they’ve seized.

The Red Unit launched a total of five rolling attacks on more than a dozen Afghan police posts in Kandahar and Farah Province this week. The Afghan police at those posts did not have night-vision capabilities, according to local officials, and were slaughtered in droves. Some put the number of Afghan security personnel killed in Kandahar alone at 70. Government officials said that three police officers and 15 Afghan National Army soldiers were killed in Farah.

Новости из Зимбабве -> 2008-era vatnik conspiracies

Мир контролируется британской королевой -> петродоллар (Запад не дает нам стать богатыми!) -> планы нападения на Россиюшку, почему внешние враги существенно менее опасны, чем внутренние.

Результаты свежего тестирования

http://www.unz.com/akarlin/yaroslavl-brights-buryat-patriots/

This is a test on the Russian Defense Ministry’s website, where potential contract soldiers are offered to take an IQ test (30 questions, testing verbal, numerical, logical), and a couple of personality tests, to assess their suitability for military service (unfortunately, it doesn’t seem to give you your score, only a pass or a fail).

Over the years 2012-2017, almost 250,000 Russians have done this test, possibly making this the largest source of regional psychometric data on Russia apart from the Unified State Exams (regional data about them is carefully secreted away).

Best regions:

Saint-Petersburg
Yaroslavl
Moscow
Kirov oblast
Chuvashia

Worst regions:

Ingushetia
Tyva
Chechnya
Dagestan
Kabardino-Balkaria

Most patriotic regions:

Sevastopol
Altay
Buryatia
Murmansk
Amur
Zabaykal
Adygea
Kaliningrad
Tyva

Least patriotic regions:

Chechnya
Ingushetia
Tyumen
Sakha (Yakutia)
Tatarstan
Khanty-Mansiysk
Yamalo-Nenets
Dagestan
Karachay-Cherkassia

Кусок статьи из Сипа

https://sputnikipogrom.com/mustread/79598/never-have-i-dreamt-about-this-shit/

(…) Вопросы российской политики были на периферии моего сознания: было понятно, что вот у нас тут будущее, интернет, блоги, MMORPG и прочий глобальный дивный новый мир, а вот это вот засохшее советское дерьмо мамонта настолько ничтожно, что высохнет, отвалится и развеется само собой.

Наступил 2012 год. Российской политикой начали интересоваться все, поскольку было полное ощущение, что кровавый режим падет со дня на день и дальше будет весело и страшно. Посещая митинги и наблюдая за происходящим в медиасфере я ощутил острый укол беспокойства: даже если кровавый режим действительно обречен, то будущее представлялось решительно либеральным. У русских националистов не было ни одного минимально приличного СМИ. По ЖЖ пошла первая, еще робкая волна цензуры — и я решил, что личному блогу обо всем на свете пора эволюционировать в медиапроект, представляющий национальную точку зрения. Момент был идеальный — политикой заинтересовались нормальные люди, и этим людям надо было что-то читать.

(…)

С самого начала доминирующим настроением «Спутника» было ожидание аврала: сегодня-завтра режим падет, пойдет реальная политика, борьба за власть, медиавойны, а у нас даже сайта нормального нет! Мысль о том, что ни сегодня, ни завтра, ни послезавтра, ни послепослезавтра никто никуда не падет, даже не приходила в голову. Наоборот, я волновался лишь о том, что националисты останутся без голоса в прекрасном будущем, которое вот-вот за поворотом. Все пророчества Галковского про великий русский народ, который после ста лет советчины вспрянет ото сна и потребует себе Родину, казалось, сбывались на глазах.

(…)

Прошли годы. Случились Крым и Донбасс, случилась Яровая, случилось падение нефтяных цен и много чего еще. Режим не только не развалился, но и стоит крепче прежнего, потому что раньше режим не знал, что может выдержать, а теперь — знает. «Спутник и Погром» заблокирован, власть Каца и Альбаца, в 2012-м казавшаяся адом, ныне выглядит не такой уж пугающей перспективой на фоне уголовно наказуемых покемонов, от «аврального» настроения не осталось и следа — стало ясно, что все это надолго. Заодно стало ясно, что великому русскому народу всякие права и свободы не особенно-то и нужны, сложившееся положение дел его устраивает и даже блокировка гигантского «Рутрекера» не приводит к выраженному возмущению.

«Мы, русские, на Донбассе наконец поднялись, это новый этап в строительстве нации!» — а потом приехала ЧВК Вагнера и расстреляла весь Донбасс нахуй. Неуловимые, блядь, украинские ДРГ. И стало понятно, что даже если мужики с оружием, сбитые в вооруженные отряды, пасуют связываться с режимом, то что уж ждать от аудитории «Рутрекера», Навального или вот нашего сайта. Да, ругать народ — это самое тупое, смешное и бессильное, что только можно сделать (особенно для националиста), но что еще тут делать? «Ха-ха-ха, плохой народ!» — да охуенный народ, вы чо. Кадыров — герой России, наша русская православная Сирия, 666% за Путина, ограничение свобод в интернетах поддерживают 70%, что ли, про Донбасс все забыли, доходы и уровень жизни падают, но все против смены власти, потому что вдруг коварный друг России Дональд Трамп устроит Майдан и вся страна по щелям разбежится.

(…)

Пять лет прошли зря. Национальное движение в любом формате умерло (либеральное движение, коммунистическое движение и т. п. тоже, впрочем, умерли), 2018 год, казавшийся неоновой бесконечностью, все больше походит на баньку с пауками. Но хуже всего не то, что пять лет прошли зря, а то, что будущее выглядит еще более печальным, чем эти 5 лет. Да, можно сказать: «Ну, такого нагромождения абсурда и безумия реальность не выдержит и РФ скоро рухнет!», но я это еще в 2013 году говорил, когда первая волна чудовищных законов пошла. Признаю: я был неправ. Реальность, как выяснилось, может выдержать и не такое. Русский народ может выдержать и не такое. Более того, и либеральная, и национальная интеллигенция может выдержать и не такое — это в XIX веке была всякая там «Народная воля», а сейчас — срач на фейсбуке и серия одиночных пикетов с селфи из автозаков максимум. Русский бизнес может выдержать и не такое. Армия и спецслужбы могут выдержать и не такое.

(…)

Такой вот оптимистичный текст. Наверное, в обозримом будущем Россия вспрянет ото сна и это вот всё (особенно если Путин на выборы не пойдет), но пока что так. Как говорил Виктор Степанович Черномырдин: «Некоторые думают, что после выборов что-то будет. А после выборов ничего не будет, и это жизнь!»